'Иммунотерапия при онкологии

Иммунотерапия при онкологии

0 комментов
просмотров
19 мин. на чтение

Препараты для иммунотерапии

Большинство применяемых для этих целей препаратов является либо иммунодепрессантами, либо иммуностимуляторами. В иммунодепрессивной терапии применяют как биол, препараты (напр., антилимфоцитарная сыворотка — АЛС, содержащая антитела, направленные против лимфоцитов), так и хим. синтетические соединения (имуран, циклофосфан, цитозин-арабинозид и др.). Стимуляторы иммунитета также бывают биологическими (напр., вакцина БЦЖ) и химическими (напр., левомизол). Для заместительной и адоптивной терапии применяют биол, препараты — иммунокомпетентные клетки и их компоненты.

Иммунитет наносит ответный удар. От чего помогают ингибиторы контрольных точек

Эллисон и Хондзё сделали не просто серьезный вклад в понимание физиологических процессов, но и запустили волну принципиально новых практических исследований именно в прикладной медицине.

Открытие ингибирования иммунных контрольных точек (ИИКТ) открывает принципиально новую область поиска решений. Существующие до этого способы борьбы с раком: хирургия, лучевая и химиотерапия — были направлены непосредственно на саму опухоль, на уничтожение раковых клеток. Теперь у медиков есть огромное поле для исследования в совершенно ином направлении: изменение взаимодействия раковых клеток с их окружением.

Кстати, именно это принципиальное отличие дало медикам настоящий прорыв. До сих пор на опухоль действовали в зависимости от ее локализации. Для рака молочной железы один препарат, для рака желудка — совсем другой. А ингибитор ИКТ пембролизумаб в 2017 году был впервые в истории онкологии зарегистрирован как препарат для терапии любого рака в любом органе — если только тесты подтвердят, что опухоль имеет особое свойство: микросателлитную нестабильность. То есть ее ДНК особенно склонна к мутациям. Ранее ни разу не получалось сделать лекарство от рака по какому-то общему признаку. Это большое достижение.

Революцией стали результаты применения новых препаратов против самых агрессивных видов рака: метастатическая меланома на IV стадии считалась неизлечимой. А пациенты с таким диагнозом, которые прошли курс препарата ипилимумаб (блокатор CTLA-4) в 2010 году — получили дополнительный год жизни — настолько приостановилось развитие опухоли. У 58% из них опухоль уменьшилась на треть.

При лечении немелкоклеточного рака легкого ниволумабом (ингибитор PD-1) риск смерти пациентов снизился на 40%.

Препарат пембролизумаб (также ингибитор PD-1) показывал снижение роста опухоли на 43% в группе лечившихся от меланомы. 74% пациентов жили без ухудшения в течение года, в течение 18 месяцев их было 71%

Важно, что эффект от назначения препарата перевешивал побочные эффекты на всех стадиях развития болезни

Сегодня с помощью препаратов ингибиторов CTLA-4 и PD-1 лечат меланому (в том числе неоперабельную), немелкоклеточный рак легкого, плоскоклеточный рак головы и шеи, почечно-клеточный рак, некоторые виды лимфом, рак прямой кишки, мочевого пузыря, и опухоли с микросателлитной нестабильностью.

Особенное внимание привлекают исследования, которые показывают эффективность комбинированной терапии одновременно анти-PD-1 и анти-CTLA-4 препаратами

Почему возникают побочные эффекты при применении препаратов для иммунотерапии?

Одна женщина успешно излечилась от рака, но через несколько недель у нее возникли гриппоподобные симптомы. Женщина умерла в отделении неотложной помощи от воспалительной реакции, которая явилась следствием «восстания» ее иммунной системы.

Иммунотерапию принято считать Божьим даром, уникальным лекарством от рака. Но на самом деле существует много побочных эффектов при ее применении. Конечно, гораздо лучше лечить диабет, гепатит или артрит, чем умереть. Большинство побочных эффектов далеко не так плохи и поддаются лечению.

Лекарственные средства являются новыми, поэтому многие их побочные эффекты еще не изучены. Симптомы появляются случайно, иногда спустя месяцы после лечения; и первоначально могут показаться безобидными. Наконец, онкологи в надежде на более эффективное лечение пытаются лечить пациентов с комбинацией двух или более препаратов иммунотерапии. Это значительно повышает риск побочных эффектов. Онкологи в небольших городах имеет меньше опыта с побочными эффектами препаратов для иммунотерапии.

В одном из исследований отмечены положительные результаты лечения более 40% пациентов с меланомой, когда применяли сочетание двух основных препаратов иммунотерапии: ниволумаб и лпилимумаб. Другие исследования указывают на определенные риски. В 2015 г. в журнале «Медицина Новой Англии» была опубликована статья, в которой было показано, что применение этих препаратов несет риск тяжелых побочных эффектов у 54% пациентов. Большинство побочных эффектов являются управляемыми через ослабление иммунной системы (при помощи стероидов).

Атака клонов. Генетически модифицированный иммунитет

Ингибиторы иммунных контрольных точек заслуженно находятся в центре внимания, но этот механизм пока небезупречен и не может вылечить любой рак. Хорошо, что в иммунотерапии активно развиваются смежные направления исследований. Одно из самых многообещающих — CAR-T терапия.

Буква Т в названии метода — все те же неизменные Т-клетки нашего иммунитета. CAR (Chimeric antigen receptor) — это химерный рецептор антигена. Почему рецептор называют химерным? Потому что он собран из нескольких частей, взятых от разных клеток — с помощью умений генных инженеров.

У обычной Т-клетки есть особый рецептор TCR (T-cell receptor). Он «ощупывает» все клетки организма на своем пути и, если чувствует на поверхности клетки какую-то чужеродную молекулу, посылает Т-клетке активирующий сигнал. Та, в свою очередь, либо расправляется с нежелательным пришельцем сама, либо выделяет специальные активные вещества (цитокины) и призывает другие клетки иммунитета «разобраться». Убивают Т-клетки весьма эффективно.

Правда, не очень точно. Разновидностей TCR у нас куда меньше, чем существует антигенов. Поэтому Т-клетки умеют распознавать своим TCR много антигенов, но — только приблизительно. Раковые клетки часто пользуются этой слабостью нашей системы безопасности и притворяются «своими».

Эволюция решила проблему как умела: в организме человека есть еще один механизм выявления чужаков: антитела. Это особые белки, которые выделяются другим классом иммунных клеток: B-лимфоцитами. У В-клеток, в отличие от Т-клеток, к каждому «клиенту» индивидуальный подход.

Антитело представляет собой белковую структуру в виде буквы Y. На обоих концах этой «вилки» есть участки, связывающиеся с антигеном. Эти участки могут изменяться у каждого следующего поколения антител, чтобы плотнее прилегать к антигену — как подбор кусочков паззла. При обнаружении чужеродного антигена В-клетки выделяют миллиарды антител, среди которых идет отбор на самое точное соответствие антигену. В итоге получаются эталонные антитела, «натасканные» специально для очень точного распознавания конкретного «чужака» — антигена.

Антитело, приспособленное находить определенный антиген

Однако, распознать — не всегда означает обезвредить. С этим у антител сложности — самостоятельно уничтожить «врага» они могут далеко не во всех случаях.

Так вот, в 1989 году израильский химик и иммунолог Зелиг Эшхар придумал объединить убийственную мощь подслеповатых Т-клеток и снайперское прицеливание антител. Он выделил концевые участки белков-антител, которые способны плотно связываться с антигеном определенных раковых клеток, и «пересадил» их в Т-клетку — заменил ими часть TCR, отвечающие за распознавание антигенов.

Впоследствии он начал работать совместно с американским коллегой, Стивеном Розенбергом, у них получилось сделать химерный рецептор более эффективной конструкции, одновременно чувствительный и избирательный.

Разница между обычными Т-клетками и CAR-T-клетками

Исследования в пробирке показали хороший результат. Затем ученые снова лечили мышей, затем кропотливо переносили методику на человека.

Со временем терапию CAR-T привели к современному виду.

  • Сначала с помощью генно-молекулярного тестирования определяют специфические мутации в опухолевых клетках человека, на которые можно «настроить» антитела.
  • Затем у человека берут его собственные Т-клетки, изменяют с помощью биоинженерных методов, вместо TCR «пересаживая» CAR, настроенный на выявленные мутации.
  • Затем модифицированные CAR-T клетки размножаются в пробирке и вводятся обратно в организм человека, где они успешно распознают и убивают раковые клетки.

В клинических исследованиях, начатых в 2010 году, сразу получились обнадеживающие результаты: в лечении лимфомы 12 из 13 пациентов показали улучшение, а у 4-х наступила ремиссия. При лечении лейкемии ремиссия наступила у 17 человек из 33.

В 2018 в Nature Medicine появилась статья американских онкологов, где сообщалось, что уже два года они наблюдают пациентку, полностью здоровую после CAR-T терапии. Ее вылечили от метастатического рака молочной железы с метастазами. Это ее фотография в каяке приведена в начале статьи: после лечения она вернулась на работу и ходит в походы.

Иммунотерапия рака мочевого пузыря

Иммунотерапия рака мочевого пузыря проводится уже более полувека и по-прежнему актуальна не из-за недостаточности спектра лекарственных средств, а потому что помогает почти вполовину снизить вероятность рецидива после трансуретральной резекции (ТУР) и эффект её выше, чем результативность внутрипузырных инстилляций цитостатиков. Старая, но добрая к человечеству вакцина БЦЖ, спасающая и от туберкулёза, сегодня востребована в онкоурологии. Послеоперационное профилактическое – адъювантное введение вакцины в мочевой пузырь продолжается от года до трёх лет.

Не удивительно, что для лечения распространённой и метастатической карциномы мочевого пузыря применяются ещё три иммуноонкологических средства: уже не один раз упомянутые кейтруда с опдиво и тецентрик (атезолизумаб).

Тецентрик и опдиво сравнимы по своей эффективности, но только кейтруда помогает продлить жизнь пациентов. Место моноклональных антител на терапевтической «лестнице» зависит от возможностей химиотерапии у конкретного больного, в части случаев пациенты имеют противопоказания к токсичным для почек платиновым производным, и тогда лечение рака начинается именно с МКА.

Иммунные средства применяются и после исчерпания эффекта платиновых комбинаций – во второй линии.

Процесс терапии

Терапия онкологии во многом зависит от состояния иммунитета. Применение искусственных видов лечения показывает временный результат, который возможно закрепить естественными ответами защитной системы организма. Запуская иммунный ответ организма, применяют специфические биологические средства. Препараты тормозят рост опухоли, возрождая защитные свойства организма.

В качестве таких препаратов используют моноклональные антитела, которые соединяются с внутренними антигенами и начинают совместную борьбу с болезнью, и цитокины, стимулирующие ответ иммунитета на формирование опухоли. Антигены блокируют доступ питательных веществ к злокачественному новообразованию. Это приводит к остановке дальнейшего разрастания опухоли.

Вещество готовят индивидуально, используя биоматериал опухоли. Затем идет подготовка вакцины с тщательной проверкой. Курс терапии занимает несколько месяцев. Человек находится под контролем лечащего врача – это позволяет проконтролировать состояние болезни.

Цены на иммунотерапию *

Наименование услуги     Стоимость
5150 руб.
3600 руб.
10000 руб.
5150 руб.
2900 руб.
3600 руб.
8250 руб.
8000 руб.
780 руб.
1810 руб.
2005 руб.
1645 руб.
2185 руб.
2605 руб.
1825 руб.
2605 руб.
3480 руб.
2940 руб.
960 руб.
3045 руб.
6960 руб.
1440 руб.
1440 руб.
1235 руб.
1260 руб.
1440 руб.
1715 руб.
5665 руб.
18700 руб.
5665 руб.
11330 руб.
26800 руб.
12430 руб.
12930 руб.
16240 руб.
13585 руб.
16995 руб.
16995 руб.
16995 руб.
5665 руб.
4070 руб.
1045 руб.
4895 руб.
3850 руб.
770 руб.
33990 руб.
11275 руб.
17050 руб.
120000 руб.
120000 руб.
12700 руб.
6600 руб.
3960 руб.
3500 руб.
9800 руб.
18000 руб.
25000 руб.
40000 руб.
7200 руб.
3630 руб.
2100 руб.
1650 руб.
9900 руб.
13750 руб.
21900 руб.
4800 руб.
3250 руб.
1900 руб.
1750 руб.

Как работает иммунная система, и каким образом на неё действует иммунотерапия

Иммунная система человека неоднородна. Нельзя воспринимать её как одного «стража», который обеспечивает защиту организма от чего угодно. Это большое «войско», целая система различных молекул и клеток, которые взаимодействуют между собой. Одна их часть активна, вторая находится в состоянии покоя, третья – в стадии активации. Какая-то группа этих клеток чем-то подавлена, какая-то – вырабатывает то, что борется с патологическими процессами или, наоборот, то, что их запускает.

По функциям их можно условно разделить, например, на «солдат», которые обеспечивают защиту; «спецназ», выполняющий особые задания; «полицейских», которые все контролируют; «учителей», ответственных за обучение и др. Этот список можно продолжить, так как иммунные клетки играют много различных ролей.

Иммунитет – особая биологическая система в пределах нашего организма, которая работает по своим сложным алгоритмам. Она обладает способностью активироваться при любом инфекционном, воспалительном процессе, в то же время у неё есть и собственные подавляющие механизмы.

Когда опухолевые клетки только зарождаются в организме человека в результате генетических мутаций, влияния канцерогенных факторов и др., иммунная система их уничтожает. Но на каком-то этапе вдруг наступает сбой, и происходит её торможение. На самом деле, это нормальная, непатологическая функция иммунитета, которая включается и у здорового человека.

В чём её назначение? Известен целый ряд аутоиммунных (ревматических) заболеваний, при которых иммунная система начинает вырабатывать антитела и бороться с собственными клетками. Это происходит при системной волчанке, ревматоидных артритах и ряде других заболеваний. У пациентов с такими диагнозами здоровые суставы и мышцы поражаются собственной иммунной системой. В организме здоровых людей этому препятствуют специальные механизмы торможения/блокировки. Развиваясь, злокачественный процесс их запускает, и они блокируют иммунный ответ. Опухоль набирает силу. Наступает процесс равновесия, когда иммунная система ещё контролирует патологические клетки, но справляется с ними уже с трудом. Потом происходит ускользание, иммунная система перестаёт распознавать опухоль, которая начинает бесконтрольно расти и распространяться по всему организму.

Однако, страдает только противоопухолевый иммунитет, а все остальные виды иммунитета, например, противоинфекционный, работают. Можно сказать, что «обыденный» иммунитет, продолжает стоять на страже здоровья онкологического пациента и защищать его, например, от вирусов.

Необходимо очень тонко воздействовать на противоопухолевый иммунитет с помощью современных имунноонкологических препаратов, чтобы снять все возникшие факторы торможения.

Цель иммунотерапии – помочь собственной иммунной системе бороться с опухолью. Это единственное направление современной лекарственной терапии, которое не предполагает введения ядовитых веществ – молекул, которые влияют на биологию опухоли. Иммунотерапия разблокирует собственную иммунную систему человека, заставляет её снова активно уничтожать патологические клетки. Ведь работают не чужеродные лекарственные препараты, а собственная иммунная система пациента.

Иммунотерапевтические препараты пассивного действия

Среди средств, которые также помогают бороться с опухолью — цитокины (интерфероны, интерлейкины, фактор некроза опухоли), моноклональные антитела, иммуностимулирующие средства.

Цитокины — это целая группа белков, которые регулируют взаимодействие между клетками иммунной, нервной, эндокринной систем. Они способы активировать иммунитет и потому применяются для иммунотерапии рака. К ним относят интерлейкины, белки интерфероны, фактор некроза опухолей и др.

Препараты на основе интерферона известны многим. С помощью одного из них многие из нас повышают иммунитет в период сезонных эпидемий гриппа, другими интерферонами лечат вирусные поражения шейки матки, цитомегаловирусную инфекцию и т. д. Эти белки способствуют тому, что клетки опухоли становятся «видимыми» для иммунной системы, распознаются как чужие по антигенному составу и удаляются собственными защитными механизмами.

Интерлейкины усиливают рост и активность клеток иммунной системы, которые элиминируют опухолевые элементы из организма больного. Они показали прекрасный эффект в лечении таких тяжелых форм онкологии как меланома с метастазами, метастазы рака других органов в почки.

Колониестимулирующие факторы активно используются современными онкологами и включены в схемы комбинированной терапии многих видов злокачественных опухолей. К ним относят филграстим, ленограстим.

Их назначают во время после или во время курсов интенсивной химиотерапии для повышения количества лейкоцитов и макрофагов в периферической крови больного, которые прогрессивно снижаются из-за токсического действия химиотерапевтических средств. Колониестимулирующие факторы снижают риск тяжелого иммунодефицита с нейтропенией и ряда сопутствующих им осложнений.

Иммуностимулирующие препараты повышают активность собственной иммунной системы пациента в борьбе с осложнениями, возникающими на фоне другого противоопухолевого интенсивного лечения, и способствуют нормализации формулы крови после облучения или химиотерапии. Они включены в состав комбинированного противоракового лечения.

Моноклональные антитела изготавливаются из определенных иммунных клеток и вводятся больному. Попав в кровяное русло, антитела соединяются со специальными чувствительными к ним молекулами (антигенами) на поверхности клеток опухоли, привлекают к ним цитокины и иммунные клетки самого пациента для атаки опухолевых. Моноклональные антитела могут быть «нагружены» лекарственными препаратами или радиоактивными элементами, которые фиксируются прямо на опухолевых клетках, вызывая их гибель.

Характер иммунотерапии зависит от разновидности опухоли. При раке почки может быть назначен ниволумаб. Метастатический почечный рак очень эффективно поддается лечению интерфероном альфа и интерлейкинами. Интерферон дает меньшее число побочных реакций, поэтому при раке почки он назначается чаще. Постепенный регресс раковой опухоли происходит на протяжении нескольких месяцев, в течение которых могут возникнуть такие побочные явления как гриппоподобный синдром, лихорадка, боли в мышцах.

При раке легкого могут быть использованы моноклональные антитела (авастин), противоопухолевые вакцины, Т-клетки, полученные из крови пациента и обработанные таким образом, чтобы появилась способность к активному распознаванию и уничтожению чужеродных элементов.

Препарат Кейтруда, активно применяющийся в Израиле и производимый США, показывает высочайшую эффективность при минимальных побочных эффектах. У принимавших его пациентов опухоль значительно уменьшалась или даже полностью исчезала из легких. Помимо высокой эффективности, препарат отличает и очень высокая стоимость, поэтому часть расходов на его приобретение в Израиле оплачивается государством.

Меланома — одна из самых злокачественных опухолей человека. В стадии метастазирования справиться с ней доступными методами практически невозможно, поэтому смертность все еще высока. Надежду на излечение или длительную ремиссию может дать иммунотерапия при меланоме, включающая назначение препаратов Кейтруда, ниволумаб (моноклональные антитела), тафинлар и других. Эти средства эффективны при запущенных, метастатических формах меланомы, при которых прогноз чрезвычайно неблагоприятен.

IrRECIST

  • Как и при RECIST 1.1, учитывают только один наибольший диаметр каждого целевого очага. При этом новые узлы тоже учитываются.
  • Как и при IrRC, появление нового очага сразу не расценивают как прогрессирование, за ним нужно понаблюдать в динамике в течение 4 недель.
Эффективность лечения Результаты обследования
Полный ответ Все целевые очаги исчезли.
Частичный ответ Сумма произведений перпендикулярных диаметров целевых очагов уменьшилась на 30% и более по сравнению с результатами первого обследования.
Прогрессирование заболевания Один из признаков:

  • Сумма произведений перпендикулярных диаметров увеличилась на 20% или более по сравнению с результатами исследования, во время которого был наименьший размер.
  • Появились новые узлы.
Стабильный процесс Нет ни частичного ответа, ни прогрессирования заболевания.

Таким образом, врачи-онкологи не оценивают результаты иммунотерапии «на глаз». У них есть четкие критерии, и всегда можно точно сказать, насколько хорошо помогает препарат.

Ингибиторы иммунных точек контроля: как работают, когда наступает эффект и как долго он длится

Воздействие на иммунную систему может производиться разными путями. Одно из направлений – это лекарственные препараты, которые активируют иммунную систему организма, противоопухолевый иммунитет, специалисты называют их ингибиторы иммунных точек контроля.

Постоянно расширяется перечень опухолей с доказанной эффективностью лечения блокаторами иммунных точек контроля. Сегодня это не только пигментная опухоль (меланома), это и опухоль лёгкого, лимфопролиферативные заболевания (лимфома Ходжкина), опухоль почки, мочевого пузыря, печени и т.д.

Принцип применения этого вида иммунотерапии – универсальность. Используется один препарат, который работает при многих опухолях, в отличие от химиопрепаратов, которые специализируются на тех или иных видах опухолей: при опухоли молочной железы работают одни агенты, при опухоли кишки – другие. В иммунотерапии используется один препарат – ингибитор PDL-1, который работает и при опухоли желудка, и опухоли кишки, и опухоли лёгкого и т.д. Он влияет не на опухоль, а на иммунную систему, с помощью этого антитела разблокируются её клетки.

Результат от химиотерапевтического лечения наблюдается через 2-3 недели после введения препарата. Если оно эффективно для пациента, то отмечается уменьшение размеров опухоли, то есть оно начинает действовать довольно быстро. При иммунотерапии, как правило, временной интервал больше, эффект может быть через 1-1,5 месяца. Хотя зачастую это случается быстрее. По клиническим наблюдениям специалистов НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, результат иммунотерапевтического лечения можно наблюдать уже в течение 2-3 недель после начала лечения. Для этой группы препаратов характерен длительный и устойчивый эффект. То есть если противоопухолевый иммунитет удалось «разбудить», то он уже просто работает и контролирует опухолевый процесс. Поэтому результат длится месяцами, годами и т.д.

Клиническое применение иммуноонкологических препаратов за рубежом началось в 2000-х, то есть за многими клиническими случаями, конкретными пациентами, врачи наблюдают на протяжении 10 лет с того момента окончания лечение. Многие из них живы, они считаются излеченными. То есть речь идёт даже уже не о пятилетней ремиссии, при наличии которой пациенты считаются излеченными, а о десятилетней выживаемости без признаков заболевания.

Несмотря на то что иммунотерапия, как и все другие виды лечения не панацея, отвечают на неё 20-30% пациентов, но она способна полностью излечить от заболевания, позволить контролировать его длительное время.

Специалистам НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова также встречались клинические случаи, когда выраженный регресс опухоли происходил довольно быстро – на протяжении трёх месяцев.

В иммунотерапии важен опыт врача, поскольку опухолевая масса элиминируется (гибнет) в организме, необходимо провести процесс её выведения без интоксикации продуктами распада, без повышенной реакции со стороны иммунной системы.

Часто злокачественные опухоли дают метастазы в головной мозг, это всегда отягощает течение заболевания, требует проведения лучевой терапии или операции, поскольку это действительно очень серьёзное проявление заболевания. Иммунотерапия работает и при поражении головного мозга.

Пока механизм действия иммунной системы остаётся загадкой, которую в полной мере ещё не разгадали, но полученные сегодня результаты воодушевляют.

Пробы и ошибки: первые годы иммунотерапии

«Иммунотерапия пострадала от множества чрезмерно раздутых ожиданий», – говорит доктор О‘Доннелл-Торми, ссылаясь, в частности, на характеристику моноклональных антител как «волшебной пули против рака», данную еще в 1970 году. К сожалению, вскоре после этого «волшебные пули» оказались по большей части «холостыми выстрелами».
«Когда не удавалось достичь результата, – говорит она, – все теряли интерес к этому направлению в целом».
Ранняя история иммунотерапии была отмечена начинаниями и ошибками – и, пожалуй, ошибок было даже больше. После осечки «волшебной пули» 1970-х годов в 1980-х годах потерпело неудачу первое моноклональное антитело, испытанное против лимфомы. Однако гораздо позже в том же десятилетии для лечения меланомы был одобрен интерферон гамма. В 1991 году был идентифицирован первый опухолевый антиген, который дал некоторым исследователям новую надежду на то, что мы действительно можем использовать возможности иммунной системы человека непосредственно для атаки на раковые клетки.
В то время как первое успешное моноклональное антитело (Ритуксимаб) было окончательно одобрено в 1997 году, в 1990-х годах также был отмечен ряд неудач с противораковыми вакцинами, которые многие считали мощным новым направлением профилактики рака. За выдающимся исключением вакцины против вируса папилломы человека, которая продемонстрировала способность предотвращать связанные с ВПЧ раковые заболевания, истории успеха в области иммунотерапии все еще были малочисленными и редкими на протяжении многих лет.
Переносясь вперед ко второму десятилетию 21-го века, иммунотерапия снова стала, по словам доктора О‘Доннелл-Торми, «новым фаворитом онкологии».«В 1991 году был идентифицирован первый опухолевый антиген, который дал новую надежду на то, что мы действительно можем использовать возможности иммунной системы…»

В 2011 году ингибитор CTLA-4 в качестве блокатора контрольной точки был одобрен для лечения метастатической меланомы – это был первый вид лечения, который влиял на общую выживаемость при поздних стадиях меланомы. С тех пор FDA одобрила 13 различных иммунотерапевтических средств для лечения 12 видов рака.
«Один научный журнал в 2013 году назвал (иммунотерапию) прорывом года, и она была в числе лучших достижений Американского общества клинической онкологии в 2016 году», отмечает доктор О‘Доннелл-Торми. «На недавней конференции Американского общества клинической онкологии в июне она была темой многих сообщений – большой шаг вперед по сравнению с тем, что было 10 лет назад, когда иммунотерапия была оттеснена в сторону, в небольшой конференц-зал без посетителей на последний день конференции.»
Ирония того, что иммунотерапия была названа «прорывом» в 2013 году, не ускользнула от доктора Ганди, которая повторяет напоминание доктора О‘Доннелл-Торми о том, что иммунотерапия никоим образом не является новой концепцией в лечении рака. Д-р Ганди, однако, проводит различие между активной и пассивной иммунотерапией – последняя, в частности, у нее и ее коллег-онкологов теперь вызывает большой интерес.
«Активная» иммунотерапия или попытка стимулировать ответ на опухоль включает в себя применение цитокиновых терапевтических (и) противораковых вакцин, которые на протяжении многих лет интересуют многих исследователей в области различных типов опухолей», – говорит д-р Ганди.
«Пассивная» иммунотерапия, в противоположность, является блокирующим подавлением иммунного ответа в опухоли или (ее) микроокружении. (Она) является более новой концепцией в лечении онкологии и началась с разработки антител против CTLA-4, а в последнее время переключилась на разработку антител против PD-1 и PD-L1».
Эти специфические антитела производят так называемую блокировку контрольных точек, это инструмент, который явно «активизировал» недавний энтузиазм по поводу новых иммунотерапевтических средств для лечения рака.

Оцените статью
Понравилась статья?
Комментарии (0)
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит
Добавить комментарий
Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *